Рассказы офицеров

Рассказы офицеровДо настоящего времени не представилось возможным выяснить все факты для составления систематического изложения, и все рассказы офицеров и нижних чиновсводятся к отдельным эпизодам, не дающим цельного представления о событиях и о степени участия в них тех или иных частей лагерного сбора. Несомненным остается, что беспорядки возникли на первом фланге в 18-й горной батарее, большинство нижних чинов которой были пьяны ; многие из них с обнаженными кинжалами и револьверами забегали в палатки соседней /1-и артиллериискои бригады, угрозами заставляли следовать за собой и неслись дальше к гренадерской бригаде. Проделав то же и не встретив должного отпора, благодаря неожиданности, стремительности натиска и растерянности офицеров, , мятежная эта волна остановилась, разбившись о стойкость 2-го и 3-го дивизионов резервной бригады, где офицеры, не растерявшись, успели организовать отпор, что и вызвало выстрелы из орудий. В настоящее время, до формального расследования, нельзя точно установить, в каких батареях правого фланга лагеря были произведены выстрелы, что можно было бы, конечно, выяснить только сначала по горячим следам, чего, кажется, не сделано, и в результате — одна батарея старается свою вину свалить на другую. По водворении порядка замечено было, между прочим, отсутствие поручика 18-й горной батареи Байковского, которого, несмотря на все поиски, не могли, обнаружить, отыскав только в поле клинок от его штыка, что давало повод думать о его убийстве, но к вечеру 14 числа названный офицер явился на железнодорожную станцию Беслан в истерзанном виде, со следами побоев, откуда и был доставлен во Владикавказ. Как говорят, он, был избит своими нижними чинами в то время, когда, прокравшись в орудийный парк, хотел вынуть замки из пушек и, вероятно, был бы убит, если бы кто-то из нижних чинов его не выручил, дав возможность убежать. Кроме описанного случая, в сумятице пал жертвою фейерверкер 1-й батареи 21-й бригады, куда-то с неизвестными целями скакавший в карьер; в темноте он был принят за рядового 18-й батареи и смертельно ранен из револьвера, и два нижних чина гренадерской бригады настолько легко ранены, вернее ушиблены, шрапнельными пулями на излете, что обошлись без госпитального лечения. К числу пострадавших следует также отнести поручика Кавказской резервной бригады Мадатова, заболевшего нервным расстройством от пережитых впечатлений упомянутой ночи.

Еще интересные статьи :

Рассказы офицеров
Рассказы офицеров
Рассказы офицеров
Рассказы офицеров
Рассказы офицеров





Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Последние публикации