Жандарм дознания

Жандарм дознанияВ таком виде представляются обстоятельства настоящего дела по показаниям спрошенных в качестве свидетелей на произведенном по нему чинами Отдельного корпуса жандармом дознании,

Фейерверкеров Тулякова и Шишова, младшего писаря Руденко, капитана Александрова, бомбардира Микадзе, фельдфебеля Шаповалова и канониров Васильева, Каломацкого и Поликарпова, причем по словам свидетеля Тулякова, во время посещения им отхожего места в ночь на 28 марта там оба раза никого не было, и свидетель убежден, что между первым его посещением и вторым, когда им были обнаружены там прокламации — никто другой, кроме канонира Бараша, туда заходить не мог, так как должен был бы непременно пройти мимо него, Тулякова. Кроме того, по объяснениям того же Тулякова и писаря Руденко, последним в 8 1/2 часов вечера 27 марта закрыли окна в отхожем месте и, хотя таковые с улицы могут быть отперты, но сделать это очень трудно, так как против отхожего места стоит фонарь, и наружный дневальный не мог бы не заметить этого. Наконец, свидетели Руденко и Поли. карпов, бывшие дневальными на наружном посту — первый в ночь на 24, а второй — на 28 марта, утверждают, что никто из посторонних лиц в казарму не приходил.

Наконец, как видно из рассмотрения приложенных к делу вышеупомянутых прокламаций, последние по наименованиям и содержанию своему представляются трех видов. Во-первых, 12 экземпляров прокламаций под заглавием «Из солдатской и народной жизни», в коих указывается на притеснения начальством нижних чинов и обманывание последних, на запрещение нижним чинам посещать театры, дабы они не услышали там чего-либо умного, хорошего; на заваливание солдат работой, чтобы у них не оставалось свободного времени для бесед и чтения, ибо, говорится в прокламации, «раз солдат поумнеет объединится, так ни одного офицера в живых не останется»; излагаются с тенденциозной окраской некоторые события из революционного движения в войсках Кавказского военного округа; приводится речь, якобы сказанная перед казнью матросом Петровы^, и по этому поводу замечается: «будем ему подражать, товарищи, и жестоко отомстим за него». Затем солдаты призываются к объединению, к поддержанию и защите союза солдат, от которого одного только они и могут ожидать спасения. В конце печатного текста прокламации подпись — «Союз солдат» и печать — «Военная организация Терско-Дагестанского комитета».

Еще интересные статьи :

Жандарм дознания
Жандарм дознания
Жандарм дознания
Жандарм дознания
Жандарм дознания





Комментарии запрещены.